Опять раскладываю стихи по фандомам

Джеймс Мориарти
Себастьян Моран
не в тему, но из чужих стихов ничего лучше не выкидывать

Время - те два года, когда Джима не было.


В Сингапуре ночи всегда темны, пахнут корицей и перцем
Ты врос в меня, стал моей частью, гулко бьющимся сердцем
В каждой газете, в каждом чертовом Байте, Ватте, Герце
Я вижу только тебя.
Я и был-то тебе просто нянькой, навязчивой зыбкой тенью
Я любил тебя, каждый твой взгляд, каждое прикосновенье
Ярко, солнечно, сильно, до дрожи, до упоенья
Как же мне теперь перестать.

О тебе я помню, как в перерывах кода звучал пробел
И сюда я перебрался, чтобы ты ко мне точно не прилетел
Этот чертов океан, я провел эту границу, черту, предел
Но ты даже не собирался, похоже.
Иногда я выхожу в море с парусом, оставляя на берегу
Все, что есть, кроме твоих кудрей и тонкой линии губ
Как, я думаю, они обветривались бы на этом ветру
И как бы царапали кожу.

Иногда мне хочется набрать твой телефонный номер
Сказать: «Да, это все моя вина, да, это я виновен…»
Но отчего-то все слова застревают комом в горле
Вот прямо сейчас.
Иногда мне до зуда в пальцах хочется вернуться в Бостон
Хочется почувствовать тебя удушающе, больно, остро
Я хотел бы, чтобы все было как прежде: легко и просто.
Но это уже не про нас.


У меня в квартире пахнет тмином и белладонной
Я хотел бы говорить с тобой, как прежде, голосом сонным
Но внутри у меня такая пустота гулкая и бездонная,
Что я не знаю, с чего начать.
Говорить бы тебе как твои волосы пахли, нагретые солнцем
Как мы плескались в реке, словно пиво на бутылочном донце
Как мы загадывали желания, бросая монетки в колодцы
Но продолжаю молчать.

В каждом моем сне ты, бледный, уставившийся в белый экран
Или твоя рука на моем бедре и старый твидовый красный диван
Водишь пальцами по моей спине, а я – по твоим скулам или вискам
Но просыпаюсь один поутру.
Я больше не чувствую прежнего счастья, восхищения и азарта
Я бы хотел сказать тебе: «Вот она, чистая незамутненная правда:
И я не хотел быть с тобой ни вчера, ни сегодня, ни завтра»
Но, Боже, кому я вру…


***
Ты помнишь, раньше мы были молодые да глупые, но смелые
Помнишь, в первый раз мы поцеловались под омелою
Раньше мы были влюбленные, чувствовали тепло у себя внутри
Ну, а теперь по-дурости мы можем с тобой разделить гран-при

Раньше между нами были ткань футболки да тонкий плед
А теперь адвокаты, судьи, статьи да вырезки из газет
Раньше, я любил писать формулы кода на твоей груди и животе
Не потому, что хотел запомнить, хотел просто прикоснуться к тебе

Раньше ты берег меня, грел мои озябшие руки в своих карманах
А теперь меня нет у тебя в планах на будущее, и я как никогда ранее
Хочу, чтобы тебя просто не было в той двадцать третьей весне
Или лучше, чтобы ты был сейчас здесь, в этой оглушающей тишине

Знал бы ты, как мне надоели все эти пустозвоны на самом деле
Им же не объяснишь, каково это – просыпаться в чужой постели
Как в своей, только лишь оттого, что видно взъерошенную макушку
Как ты находишь в чужой комнате вашу общую кружку
И наливаешь кофе, но потом все равно приходится делиться глотками
Как ты прижимался к моему плечу обжигающими губами…

Раньше, помнишь, мы были такие настоящие, свободные
А теперь нас связали эти акции, инвесторы, индексы, доллары
А сейчас мы видимся только на собраниях, где эти все идиоты
Затянутые в костюмы и галстуки, раздражают меня до икоты
Смотрят на меня волчьими глазами, но это все же лучше пустоты
С которой на меня постоянно смотришь ты.

Если мы помиримся, не важно что мы еще скажем или сказали
Я знаю, первое что ты спросишь: «Что же случилось с нами?»
Нет, не было никакого урагана, революции или войны.
С нами просто случились мы.

оригинал у автора


@темы: Цитатное, Моран, Дневник